Хитросплетения подследственности

0
203

Обывателю слово подследственность покажется специфичным, занудным и его, обывателя  не касающимся. Действительно, закон формально распределяет нагрузку между разными следственными органами, обязывая следователей МВД заниматься грабежами да разбоями, ДТП и мошенничествами, кражами да телесными повреждениями.

Следователей следственного комитета – чиновниками, убийствами, похищениями людей и несовершеннолетними.  Следователей ФСБ – шпионами да террористами с контрабандистами. И казалось бы, какой смысл брать на себя чужую нагрузку? Однако в последние годы зачастую наблюдается как следователи разных ведомств, несмотря на свою достаточную нагрузку, берутся расследовать дела, отписанные законом следователям других ведомств. Споры о подследственности уголовного дела разрешает прокурор.

Заветный список предполагаемых преступлений содержится в статье 151 уголовно – процессуального кодекса. Подробный ее анализ наверное потянул бы на кандидатскую диссертацию, так как перекраивалась она за 17 лет существования кодекса около 40 раз, наделяя тот или иной следственный орган дополнительной нагрузкой, либо избавляя таковой от обязанности нести бремя доказывания по определенному кругу преступлений.

Так где же следователи отдельных следственных органов находят себе дополнительную работу? Обращаясь к упомянутой 151 й статье Уголовно – процессуального кодекса можно заметить, что все хищения, а это и мошенничества, это  и присвоения и растраты совершенные в том числе в коммерческих структурах поручены следователям МВД. Да и не только это. Полицейским следователям надлежит расследовать и незаконное предпринимательство, и незаконную банковскую деятельность. Другими словами согрешившие коммерческие структуры по закону в большинстве случаев должны попадать «в лапы» полицейских следователей. Хотя последние годы в юрисдикцию следственного комитета перекочевали налоговые и часть других «коммерческих» преступлений, основные «вопросы» к криминальному бизнесу  все же остаются у МВД.

Но есть в этой статье очень интересная часть № 5, которая говорит о том, что предварительное следствие может производиться также следователями органа, выявившего эти преступления. Выше этого утверждения там же приводится щедрый перечень статей УК, связанных с мошенничеством и рядом других экономических и справедливо заметим также и общеуголовных преступлений. Вот тут то и кроется хитрость. Ведь в основной своей массе выявляют преступления не следователи, а оперативные работники, собирая материалы в рамках доследственной проверки. Следователь же дает оценку материалу, где преступление уже выявлено оперативниками. И путь этого материала в таком случае строго по подследственности! Да простят меня те следователи, кто сам собрал материал от заявления, поле чего дал ему оценку. Речь не об этих случаях.

Однако все чаще для следственного комитета приведенное выше не является преградой. Его следователи с удовольствием возбуждают, расследуют и направляют в суд дела, подследственные исключительно МВД и выявленные оперативниками МВД. Речь идет и о делах где имеются признаки мошеннических действий , делах где следователи усматривают криминальный подтекст в спорах хозяйствующих субъектов. Происходить это может по двум причинам. Первая – когда следователи МВД по той или иной причине не желают возбуждать уголовное дело, и оперативники, собравшие материал проверки  «договариваются» о возбуждении уголовного дела иным следственным органом. Однако нельзя здесь исключать и коррупционную составляющую.  Автору известно одно уголовное дело, которое следственный комитет ведет уже не первый год по статье, подследственной МВД. Забавно что активность следователей начинает проявляться тогда, когда между «потерпевшим» и его контрагентом происходит всплеск спора в арбитражном суде. Согласитесь, наводит на определенные мысли?

Были замечены в расследовании «не своих» дел и следователи ФСБ. Однако причина здесь может быть иная, нежели приведенные выше. Это пожалуй нежелание выпускать из ведомственных рамок наработок своих оперативников. Быть может и оправданное недоверие другим органом, желание сохранить в недрах ведомства нечто, что не должно выплеснуться за пределы «конторы».

Так или иначе надзор за всеми следственными органами ведет прокуратура, и как уже было сказано выше, законом определено – споры о подследственности уголовного дела разрешает прокурор. Только вот механизм разрешения этих споров в кодексе не прописан. А может быть стоило бы прописать? Но это уже вопрос к законодателю.

 

Андрей Мучкин